Главная › Статьи о собаках › Литература о собаках › Рассказы о собаках
Рассказы о собаках
Птичий рынок
14-04-2007 4351 5.0 1

На Птичьем рынке. Сын говорит маме: 
- Мама, купи мне Reebok. 
- Да у тебя же уже есть хомячок.

Московский Птичий рынок – был самым уникальным местом на карте нашего города. Был, потому что его больше нет. Его перенесли на новое место. Но это уже совсем другое место и совсем другой рынок. Все, кто был на новом рынке, говорят в один голос: «Да, совсем не то. Теперь там люди просто бизнесом занимаются». 

Да, на старом Птичьем рынке, помимо бизнеса было еще много чего: поддержка, сплоченность, общение по интересам, смех с утра до вечера и куча историй, которыми люди делились друг с другом, а еще много ученых (чуть ли не профессора), у которых всегда можно было получить самую квалифицированную консультацию. И вообще старый Птичий рынок был настоящим символом Москвы, во всяком случае, для той части населения, которая держала животных. 

Птичий рынок существовал задолго до того, как на свет появились руководители, принявшие постановление о его переносе на новую территорию. Он был известен с восемнадцатого века, как московские торговые ряды. Названия примыкающих к нему улиц говорят сами за себя: Воловья, Скотопрогонный проезд, Новоконная площадь. В современной истории Москвы рынок был «прописан» с 1938 года по адресу Большая Калитниковская.

Но, видимо, плохо воспитывали в будущих руководителях уважение к старикам да и москвичи не смогли отстоять то место, которое почти каждому из них было знакомо с детства. Есть, о чем пожалеть. И, может быть, совершенно не в тему, но очень хочется рассказать в утешение всем, кто любил Птичий рынок анекдот, чтобы хоть как-то их развеселить: «Чтобы утешить торговцев, огорченных закрытием Птичьего Рынка, Юрий Лужков обещал установить на его месте «памятник Старому Птичьему Рынку». Памятник будет представлять композицию из клетки с птичкой, банки с рыбкой, шапки со щенком и коробки с мотылем. Создание памятника поручено Церетели и она будет видна с нового Птичьего Рынка в Белой Даче».

Когда у Рокки, чересчур сексуально активной дворняжки (настолько чересчур, что рвала она даже строгие ошейники), появились первые щенки, мы оставили двоих самых красивых щенят. Остальных усыпили. Те щенки были очень похожи на колли, поэтому их быстро разобрали – уж больно редкостной красоты дворняги. Второй раз Рокки ощенилась на мамин день рождения. Все гости каждые полчаса бегали посмотреть, кто там появился у Рокки, но никто не согласился записаться в очередь на щенков. От этого помета мы оставили одного щенка, уже зная, какая из Рокки мать (не мать, а ехидна).

Щенок особой красотой не отличался. Но зато был на удивление спокойным. Целыми днями он спал и ел. Играл редко. И вообще был сама апатия. Но для многих это куда лучше, чем постоянные реактивные реакции собаки. Спокойная собака тоже кому-то нужна.

Поскольку за месяц его взросления никто не согласился взять его к себе домой, то передо мной встала реальная задача: лично отдать его в хорошие руки на Птичьем рынке. Тогда до Птички еще ходила маршрутка от метро «Таганская». Народу туда набивалось много и все, как один со зверьем или за зверьем. Такая же ехала с Птички – только роли менялись: одни ехали без зверья, другие со зверьем. Наблюдать за этим обменным потоком было очень интересно.

На Птичьем рынке исторически сложились свои как бы зоны: в одной были собаки и продукция для собак, во второй – кошки, в третьей – рыбки и так далее. Но, если ты приехал не продавать, а отдавать, то место для тебя было не так уж много. Да и конкуренция слишком высокая. Но я еще этого не знала. С раннего утра в субботу мы со щенком встали в собачьей зоне, и я начала устраивать столь любимую мной рекламную кампанию.

Сначала мы просто стояли, иногда покрикивая:

- Отдаю щенка в хорошие руки, совершенно бесплатно!

Поняв, что такая кампания не приносит никаких результатов, я принялась выдумывать что-нибудь такое, чего еще никогда не было:

- Мало ест, мало пьет, прекрасный охранник для вашего дома!

Не помогало. Решила использовать фольклор:

- Щенок редкостной породы! Семь пород и все чистые!

Не реагируют. Тогда я объединила достижения современности и исторические корни:

- Достижение генной инженерии! Семь пород и все чистые! Мало ест, мало пьет! Охраняет дом, детей и жен! Незаменимая собака для вашего бизнеса!

По крайней мере, я добилась улыбки на лицах проходящих мимо посетителей Птичьего рынка. До часа дня я продолжала во всю мощь своей глотки рекламировать одного-единственного щенка моей собаки. Один раз ко мне подошла супружеская пара, очень заинтересованная моей рекламой и мужчина очень серьезно спросил:

- А как такая порода называется?

- Дворовая овчарка, - отвечаю.

- Ух, ты. А что это за порода?

Я понимаю, что они и вправду не понимают, о чем идет речь.

- Дворняжка, обычная дворняжка. Тузик.

Разочарованная пара уходит. Потом ко мне подошли женщина с дочкой. Разговорились. Выяснилось, что у них уже есть две собаки: оба мальчики, но мой щенок им очень нравится. А тех двоих они, как и я, подобрали с улицы. Я, конечно, сразу принялась их отговаривать. Ну, куда еще одного кобеля при наших-то малометражных квартирках? Поохав и повздыхав, они ушли.

А я решила перебраться с неблагодарного места к входу на собачью территорию рынка. Людей с собаками там было куда меньше, движение не такое напряженное и потом там было ближе всего к тем людям, которые хотели бы приобрести собаку. Ведь места у входа на любой рынок ценятся куда выше, чем места на самом рынке.

И я переместилась наружу. Мы продолжали всю ту же кампанию. Предлагала щенка милиционером, которые приехали на рынок, чтобы осмотреть все ли в порядке.

- Служебный, - говорю, - преступников ловить вам будет.

Они посмеялись и пошли по своим делам. Потом приехала какая-то съемочная группа. Ничего не говоря, мне под нос сунули микрофон – такой большой, профессиональный и я с огромным удовольствием проорала в него все свои слоганы. Их к тому моменту уже набралось достаточное количество. После этого какие-то актеры изобразили какую-то сцену и уехали. Не удосужились даже ответить, где покажут и что вообще снимают. 

Потом я забыла об этих съемках. А спустя два года услышала свои незабываемые слоганы в фильме «Воспитание жестокости у женщин и собак». Прекрасный фильм, мне очень понравился и не только потому, что в нем участвовали я и Роккин щенок. До сих пор, когда показывают этот фильм, смотрю с огромным удовольствием. По силе эмоций, по грусти он в чем-то очень сильно напоминает фильм «Белый Бим Черное ухо». Будут показывать, обязательно посмотрите.

Но в тот день нам явно не везло. Было шесть часов вечера, когда я, припрятав щенка за пазуху, решила, что пора ехать домой. Я решила ехать более длинным, но более приятным путем – на трамвае. И на трамвайной остановке вновь встретила женщину и дочку, с которыми разговаривала днем.

- Никто не взял? – спросила женщина.

- Да, никому мы пока не нужны. Завтра приедем.

По глазам и девочки, и женщины я поняла, что им отчаянно хочется взять этого щенка.

- Мам, ну, давай возьмем, - взмолилась девочка.

- Да ты что. Ты представляешь, что это такое с тремя собаками гулять? – начала отговаривать я.

- Да что с двумя, что с тремя, - сказала женщина. – К тому же один из них уже старенький.

Вы не поверите, но щенка они у меня все равно взяли, не смотря на мое сопротивление. Так что, этот щенок попал в очень хорошие руки, и ему ничего не грозит. Наверное, сейчас это уже старый пес, который не помнит ни меня, ни Рокки, ни Даны. И он все так же целыми днями спит. Ему повезло, а я всегда радуюсь за тех животных, которым повезло с хозяевами.

Потом Рокки не смотря на все меры предосторожности, родила еще одного щенка. Только одного, что избавило нас от лишних мучений, в том числе, совести. Он получился просто удивительным щенком. Во-первых, он был очень смелым. Впервые он вышел из комнаты в возрасте две недели, что до него не делал ни один щенок, которых я видела. Он не просто вышел в коридор – он пошел обследовать всю квартиру. И даже смело прошагал мимо Даны, ничуть не смущаясь тем, что она могла задавить его одной лапой.

На следующий день он уже играл с этой огромной для него собакой. Он смело лаял на нее со всех своих щенячьих сил и отчаянно нападал. Дана нежно отодвигала его лапой и виляла хвостом. Он снова смело бросался в бой, и так много раз, пока щенку не надоедало.

В возрасте трех недель он отправился на кухню во время кормления мамы и тети Даны. Ходилка-бродилка (так мы окрестили щенка) решил, что ему просто необходимо обследовать то, чем кормят настоящих собак. Для начала он залез в миску к Дане. Дана, собака жадная до еды, очень удивилась, но трогать щенка не стала. Однако свое недовольство она выразила рыком. 

Щенку не понравилась Данина еда и он отправился посмотреть, чем же кормят маму. Мама миндальничать не стала. Она задала щенку такую трепку, что тот улетел под шкаф, а потом и вовсе вылетел из кухни. Я думала, что после такой взбучки он ни за что не выйдет из комнаты, но ошиблась, потому что уже на следующий день он снова играл с Даной.

Еще Ходилка-бродилка обожал смотреть телевизор. Хотя некоторые ученые утверждают, что собаки не видят того, что происходит на экране телевизора. Однако Ходилка-бродилка совершенно точно смотрел именно телевизор. Когда я пыталась его выключить, он начинал тявкать, при том довольно грозно: «Ну, ты что делаешь, я же смотрел».

И этого щенка я понесла отдавать в хорошие руки на Птичий рынок. Это было как раз под праздник женщин – перед самым восьмым марта. Так что, мои слоганы несколько изменились, и теперь я кричала:

- Кто забыл сделать купить подарок жене на восьмое марта?! Подходите и забирайте совершенно бесплатно!

К тому моменту политика на рынке уже начала меняться. Теперь чтобы продавать зверей, надо было покупать билет и вставать на лоток, как все приличные люди. Билет стоил недешево, у меня таких денег не было. Так что, особого выбора не было, надо было стоять у входа на рынок. Там стояло еще несколько таких же несчастных, как и я: отдавали щенков и котят в хорошие руки.

Однако прежде чем ко мне успел подойти хотя бы один заинтересованный человек, ко мне подошел контролер с рынка.

- Здесь торговать нельзя.

- Я же не торгую.

- Нельзя. Билет покупай и на рынок иди.

- А почему, если мне не нужна прибыль, я должна покупать билет.

- Здесь стоять не положено. Милицию вызвать?

- Вызывайте. Я же тут не торгую. Я тут вообще гуляю.

- А чего тогда орешь?

- А у нас гласность. Что хочу, то ору. Могу орать, про что хочу. Может, у меня вообще не все дома. 

Вздохнул охранник, пошел к остальным. Понял, что с меня взять нечего. Остальные все слышали и тоже все, как один:

- А мы тут своих щенков выгуливаем. Где хотим – там гуляем.

- Но вы же в коробке… Издеваетесь, да?!

- А вам-то какое дело. Можно и в коробке. И вообще тут уже не ваша территория. Там, за воротами за порядком следите.

Думаю, с охранника из-за нас даже премию сняли. Но ведь и отношение к нам было явно несправедливым. Сейчас, правда, уже никто и не поедет на новый Птичий рынок пристраивать щенка в хорошие руки. Далеко, да и безнадежно. Ведь и те люди, которые хотели бы взять щенка в хорошие руки, вряд ли поедут за тридевять земель.



Комментарии (1)
avatar
0
surprised cry cool tongue happy smile biggrin happy sad wink wacko angry dry dry
avatar