Главная › Статьи о собаках › Литература о собаках › Рассказы о собаках
Рассказы о собаках
Как мой пёс слушал стихи Есенина
28-03-2012 3253 0.0 0

Когда я была маленькой, у нас был пёс по имени Филя. Мы были величайшими друзьями. Простая дворняга, белая, с коричневыми пятнами, немного неуклюжая, похожая на милый бочонок с мощной грудью и короткими задними лапами, этот пёс проявлял артистические наклонности и не уступал по уму горделивым представителям благородных пород. Думаю, тезис о том, что все собаки похожи на своих хозяев, в нашем случае был совершенно справедлив. Филя, так же, как и мы, был неравнодушен к музыке, живописи и литературе. Он, например, обожал детскую губную гармошку. Когда кто-нибудь из малышей прикладывал игрушку ко рту, и из узких щёлочек инструмента начинали доноситься щемящие звуки, Филя запрокидывал голову, приподнимал нос и заливался протяжным воем. Его хрипловатый голос, крепко закрытые в артистической тоске глаза и вдохновение всего существа делали этот сольный номер незабываемым. Вся окрестная ребятня собиралась посмотреть, как Филя поёт. Примерно такое же действие производили на него стихи Есенина. Я пробовала читать ему вслух своё любимое стихотворение «Собаке Качалова», в котором поэт обращался к «милому Джиму», предлагая ему полаять вместе при луне. Филя слушал, слегка наклонив голову, и карие, добрые глаза его влажно светились. Казалось, он понимает, о чём идёт речь. По воскресеньям, после трудовой недели, мой дед любил посидеть на крылечке рядом с Филей, и тогда между ними велись беседы, ничуть не менее содержательные, чем у Есенина с Джимом. Больше всего Филю вдохновляла «Песнь о собаке». То ли виноват был мой тонкий голос, то ли надрывная и жалобная интонация, с которой я читала, то ли трагический лад есенинского стиха, - но наш пёс буквально начинал стонать. Ещё бы, ведь в этом стихотворении говорилось о матери, у которой отняли детей-щенят. Филя тоже недолго пожил с матерью. Умная пегая псина по имени Подружка ушла умирать в бурьян вскоре после его рождения. Он был её поздним, последним щенком. Подружка усела выходить неуклюжего последыша, привить ему представления о чистоте и границах двора, но ласковый характер матери он не унаследовал, так и оставшись на всю жизнь задумчиво-меланхоличным. Может быть, слушая стихи Есенина, Филя вспоминал о ней? Я не знаю. Но тогда, в доверчивом детстве, я думала именно так.

Филя прожил около пятнадцати лет – немало по собачьим меркам. Сейчас его нет, и мне порой не хватает моего душевного собеседника. Говоря словами Есенина, «старый пёс мой давно издох». Но память о солнечных днях весны и об этом удивительном совместном чтении навсегда останется одним из самых ярких воспоминаний моей жизни.


Комментарии (0)
avatar