Главная › Статьи о собаках › Дрессировка, поведение, спорт › Дрессировка собак
Дрессировка собак
Кёрунг или имитация кёрунга?
30-07-2008 1707 0.0 2
Это к вопросу о введении кёрунга для боксёров. Говорят, что таковое может в скором времени случиться. А нужно ли оно?

Разведение собак служебных пород (к ним традиционно относится боксёр) должно строиться с расчётом совершенствования их функциональных характеристик, что само собой разумеется. Следовательно, системой зоотехнических мероприятий нужно отстранять от участия в воспроизводстве тех особей, кои обладают нежелательными фено- и генотипическими качествами, вместе с тем создавая условия для усиленного племенного использования собак, полностью отвечающих требованиям к физическим, физиологическим и поведенческим свойствам и устойчиво передающих полезные признаки потомству. Кёрунг есть высшая и последняя ступень селекционного процесса, отбор элиты производителей, на которых строится головное разведение породы. Но высшей ступени не бывает без низших, и кёрунг как завершающий этап обширного комплекса племенной работы не может базироваться на пустоте.

Наиболее совершенная система селекции собак некогда существовала в прежней ГДР. Она начиналась оценкой помёта, где рассматривалось общее качество щенков. Помёт выбраковывали, если в нём обнаруживался двусторонний крипторх, либо два монорха, либо проявлялись признаки наличия посторонней крови (у немецких овчарок, кроме того, – более двух длинношёрстных). Если от какой-либо суки было получено два выбракованных по порокам помёта, она автоматически исключалась из разведения.

Следующим этапом селекции были выводки молодняка (оценка потомства), на которых, помимо выявления перечисленных выше и других пороков (зубной системы, пигмента, у немецких овчарок - ушей ), оценивались экстерьер и общая картина поведения (с присвоением первичного кода цифровой типизации фенотипа). Данные мероприятия охватывали порядка 70% полученного материала. Учитывая потери за счёт естественного отхода и вывоз значительного количества щенков за рубеж, это очень высокий показатель, хотя, всё равно, слишком далёкий от идеала. 

Все зафиксированные по результатам обоих мероприятий сведения о наследственности (пороки по отдельности, включая слабость поведения, а также потомки с оценкой экстерьера «очень хорошо» и итоги обследования на дисплазию) вносились в сводную таблицу наследственности в абсолютном и относительном выражении, на основании чего вычислялся средний по поголовью ГДР процент брака. Кобели, в потомстве которых процент брака значительно превышал средние показатели по двум, а в особых случаях даже и по одному параметру, решением племенной комиссии не допускались к дальнейшему использованию в качестве производителей.

Собаки, успешно выдержавшие экзамен по дрессировке и проверку выносливости , в соответствующем возрасте могли быть представлены для испытания на пригодность к разведению (ZTP) – первую ступень племенного допуска. В ходе испытания собака должна была задержать, в первый раз, убегающего, а во второй – контратакующего фигуранта на дистанции около 60 метров. Оценивались также общие реакции собаки во время прохождения сквозь группу людей при усиливающемся воздействии с их стороны, реакция на сильный звуковой раздражитель (выстрелы). 

Результаты ZTP отражались в уточнённом типизационном цифровом коде, который наряду с полной кличкой, регистрационным номером и выполненными нормативами дрессировки вносился в родословные потомков данной собаки, полученных в период действия данного допуска.

Подбор вероятных партнёров для суки осуществлялся двояко. Начинающий заводчик мог обратиться за консультацией в племенную комиссию. Тогда, на основании анализа происхождения его собаки, статистических данных по наследственности предков, ему предоставлялись на выбор несколько отборных кобелей, чья наследственность с наибольшей степенью вероятности гарантировала получение потомства, свободного от учитывающихся пороков. 

Либо заводчик мог запросить в племенной комиссии разрешение на вязку своей суки с каким-либо понравившимся ему кобелём. На основании, опять же, анализа происхождения, фенотипа и наследственности кандидата, такой подбор разрешался либо отклонялся.

К окончанию срока действия допуска производитель, уже, как правило, имеющий зарегистрированных детей, оценённых в указанном выше порядке, мог быть представлен на кёрунг. Кёрунг предусматривал более жёсткую проверку поведения - на расстоянии порядка 100 метров, с сильными ударами стеком при контратаке. Только на кёрунге поведение могло оцениваться высшим показателем – 5. Т

акая цифра выставлялась уравновешенным, добронравным собакам, атаковавшим с не уменьшающейся скоростью, кусавшим крепко и высоко, не обращавшим внимания на удары стеком и останавливавшим передвижение фигуранта. Если оба родителя успешно выдержали кёрунг, их дети получали родословные, отпечатанные на особых бланках. По истечении срока действия кёрунга, собака должна была представляться для испытаний ещё раз. Второй кёрунг действовал уже до окончания её племенной карьеры, если только собака не выбраковывалась из-за плохой наследственности.

К сожалению, допускалось использование в разведении собак, вместо кёрунга повторно проходивших ZTP. Обычно это были собаки с недостаточно сильной нервной системой, таким образом, без жёсткого испытания, продолжавшие давать такое же потомство.

Тем не менее, эта система селекции по сей день может считаться самой жёсткой и совершенной из когда-либо существовавших в организованном собаководстве. Об её эффективности свидетельствуют блестящие рабочие качества, функционально правильная анатомия, конституциональное здоровье и высокая чистота наследственности, которыми обладали восточногерманские немецкие овчарки, доберманы, ризеншнауцеры, эрдельтерьеры и боксёры. Причём собаководы ГДР достигли высочайшего уровня поголовья указанных пород в очень короткое время.

Пример боксёров особенно показателен. Хотя статистических сведений по поголовью боксёров в ГДР о качестве получаемого потомства мне найти не удалось, однако определённое представление об уровне разведения можно получить, просмотрев и сравнив сводки о вязках, публиковавшиеся в официальном журнале Секции служебного и пользовательного собаководства «Дер Хунд». Например, в октябрьском номере 1973 г. помещены сведения за июль того же года. Зарегистрированы вязки с тридцатью кобелями породы боксёр и с семьюдесятью – породы немецкая овчарка. Напомню, что в то время качество немецких овчарок ГДР было, что называется, в зените славы.

Порода: немецкая овчарка. Количество: 70.

Оценки за мужество («твёрдость»):

5 («отлично») – 9 собак (12,8%)
4 («хорошо») – 26 собак (37,2%)
3 («достаточно») – 28 собак (40%)
2 («недостаточно») – 7 собак (10%).

Испытания по дрессировке:
Защитная собака:

SchH I – 25 собак; SchH II – 22 собаки; SchH III – 22 собаки (31,4%)

Следовая собака:

FH (всех ступеней) – 19 собак (28%)

Полицейская защитная собака:

PSH (всех ступеней) – 11 собак (16%).

Порода: боксёр. Количество: 30

Оценки за мужество («твёрдость»):

5 («отлично») – 12 собак (40%)
4 («хорошо») – 15 собак (50%)
3 («достаточно») – 3 собаки (10%)

Испытания по дрессировке:

Защитная собака:

SchH I – 10 собак; SchH II – 10 собак; SchH III – 9 собак (30%)

Следовая собака:

FH (всех ступеней) – 10 собак (33,3%)

Полицейская защитная собака:

PSH (всех ступеней) – 8 собак (26,7%).

Очевидно, что уровень использовавшихся кобелей-производителей в породе боксёр был заметно выше такового в породе немецкая овчарка, как по характерам, так и по дрессированности.

Возможно ли введение отбора настолько высокой степени жёсткости для современного российского поголовья боксёров? Разумеется, нет. Потому что, если рассматривать функциональные характеристики, наше поголовье находится в плачевном состоянии. Подобная селекция от него и клочка не оставит, всё однозначно уйдёт в брак. 

Может быть, есть резон первоначально опробовать более мягкий вариант селекции, типа того, что применяется в Германии сегодня?

К сожалению, этот вариант совершенно неэффективен, поскольку практически любую собаку, более или менее здоровую, без дисплазии тазобедренного сустава или с лёгкой её степенью, внешне соответствующую стандарту, имеющую происхождение, подтверждённое признаваемыми документами и анализом ДНК, провести в «отборники» вполне возможно, что подтверждается многочисленными примерами. Была бы красивой. При этом не суть важно, какой у неё характер, легка ли она в обучении, пригодна ли к тяжёлой работе.

Даже не затрагивая подробности современного немецкого кёрунга, мы делаем простой вывод: кёрунг кёрунгу рознь. Кёрунгом можно назвать, собственно, любое тестирование, по результатам которого собака получает допуск к племенному использованию. Например, ту же выставочную оценку экстерьера.

Итак, вопрос о введении кёрунга для собак породы боксёр должен ставиться совершенно иначе: какой видится нам в целом система селекции для российской популяции боксёров? Чтобы на него ответить, нужно определить цель, т.е. прежде ответить ещё на один вопрос: каким видится будущий боксёр нашим селекционерам? Если им нужна средних размеров декоративная собака оригинальной внешности, с добродушным и ласковым нравом, то цель практически уже достигнута. Если же от боксёра требуются какие-то пользовательские, хотя бы и спортивные, качества, то следует определить, какие именно.

Возможно, всё-таки возобладает мнение (совсем исключать таковой вероятности не будем), что боксёр должен вновь стать отличной служебной собакой, как в уже забываемом славном прошлом. Чего ему для этого не хватает? Начнём с качеств физических. У современных, картинного вида, боксёров явно изменены пропорции сложения: как и многие другие породы, ориентированные в разведении на выставочную эффектность, они сделались излишне высокопередыми за счёт сильного укорочения задних конечностей. Оттого рысью стали бегать красивее, но зато скорость галопа утратили. 

Следующий, куда более неприятный момент: конституциональной мощи не стало, она вытеснена изысканностью форм. Далее, культивируемая ныне форма головы боксёра абсолютно нефункциональна. Исчезли в небытие головы крупные, с широкими и мощными челюстями. Ещё не так давно, пусть уже изредка, но встречались особи, способные взять в пасть футбольный мяч. Челюсти у них раскрывались под неимоверным углом. 

Конечно, при этом морда у рабочего боксёра отнюдь не была утрированно короткой или, тем более, узкой, как сегодня, но составляла примерно 1/3 от длины головы и, как говорится, кирпича просила, что обеспечивало глубокий захват и мощное сжатие челюстей. У современных боксёров челюсти, по сути, представляют собой редуцирующийся орган: узкие, часто очень короткие и почему-то плохо открывающиеся, - с ними собака не может противостоять человеку. 

Многие боксёры не в состоянии прицельно выполнить хватку с первой попытки даже за нарочито подставляемый мягкий рукав – ударяются в него подбородком и хлопают пастью в воздухе, только слюни во все стороны разлетаются. А в плетёной накладке жёсткого рукава они - такое бывало не раз! - оставляют свои резцы, которые, имея слаборазвитые корни, плохо держатся в альвеолах. 

Кстати, насколько зубы боксёров, оружие собаки, стали мелкими и редкими, даже и говорить не хочется. Та же чудовищно искорёженная морда создаёт её обладателю серьёзные проблемы с дыханием и, как следствие, - с деятельностью головного мозга и сердца. А глаза? Да, они теперь ещё более красивы и выразительны, чем прежде. Но чрезмерно велики и выпуклы, т.е. подвержены засорениям и травмам. Зачем рабочей собаке такие?!

В целом о современных тенденциях в эволюции боксёров точно и ярко сказано А.Иншаковым и Е.Цигельницким в «Догах и бульдогах»: «…дальнейшее облегчение в погоне за изяществом, на наш взгляд, губительно для породы, поскольку грозит превратить боксёра в короткомордую разновидность уиппета. Наше мнение субъективно, но периодически появляющиеся на выставках длинноногие, беднокостные боксёры с крошечным обезьяньим личиком на шее жирафа выглядят смешно и глупо, словно злые карикатуры на потомка рабочих бульдогов. Кроме того, подобные гротесковые образцы почти всегда имеют атипичный темперамент».

Теперь о боксёрьем характере. Честным он остался. Но и всё. Глупые, как мопсы, с таким же, терпимым только у карликов, поведением, встречаются очень часто. Боюсь, что это и есть наглядные результаты ишемии головного мозга, вызванной нарушениями дыхания. Те немногочисленные боксёры, которых приходилось наблюдать в дрессировке за последние годы, поддавались обучению весьма посредственно, а сообразительностью вовсе не блистали. 

На работу по запаху мне их ставить не приходилось уже много лет. А что касается защитных качеств, то, за исключением одного кобеля, остальные, мною виденные, атаковали без сердца, - не то, чтобы совсем уж несерьёзно, но ничего, близкого к восторгу, не вызывали. Практически все «тряпичничают» с большим удовольствием, но реальной угрозы для человека не представляют. Прежние боксёры вели себя как очень честные амстаффы. И работали примерно в том же ключе. Теперь этот тип поведения, по-видимому, следует считать в породе совершенно утраченным.

Таково, на мой взгляд, современное состояние всей отечественной популяции боксёров в целом. Из этой неприглядной ситуации имеются два разумных выхода. Первый и наиболее перспективный – это широкая метизация боксёров с близкими, но сохранившими работоспособность породами, такими как канарский, американский, старый английский бульдоги, американский стаффордшир и, выборочно, пит-буль. 

Потом, разумеется, должна поработать комплексная селекция, ориентированная на восстановление фенотипа боксёра, каким он был в лучшие времена. Но, чтобы решиться идти по этому пути, нужно любить породу, а не выставки и титулы; придётся оторваться от международных кинологических организаций, от их систем шоу-мероприятий. Это путь честный, а потому и неприемлемый для многих крупных заводчиков, клубных функционеров и фанатиков всякого толка. Второй путь – работать с тем, что имеется, чистопородным материалом.

Чтобы из плохого сделать хорошее, не прибегая к освежению крови, следует прибегнуть к ступенчатой системе селекции, которая, к тому же, должна регулярно (допустим, каждые три года) ужесточаться.

Выглядеть это может, примерно, следующим образом. Устанавливается годичный срок подготовки к введению системы селекции. Начиная с указанного срока, собаки, соответствующие стандарту породы, имеющие возраст не старше шести лет, разделяются по результатам тестирования на категории: непригодные, условно пригодные, пригодные и желательные для разведения. 

Первая ступень селекции, отсеивающая непригодных собак, представляет собой комплексный тест, определяющий минимально допустимые параметры поведенческих и физических характеристик. Например, собака должна с разбега преодолеть двухметровый глухой забор. Затем при температуре воздуха от 20 до 25°С она пробегает дистанцию 10 км за 30-40 минут, сохраняя достаточную свежесть.

После 15-минутного отдыха она, взятая на короткий поводок, отражает нападение фигуранта, защищённого мягким рукавом, произведя при этом глубокую хватку с первой попытки. Из числа непригодных собак может быть сформирована категория условно пригодных, в которую специальными решениями племенной комиссии включаются только носители уникальных и редких кровей, нужные для поддержания генетического разнообразия в популяции. Но они должны вязаться строго с собаками, успешно прошедшими указанное тестирование.

Второй этап селекции проводится среди собак, признанных пригодными для разведения. Он отличается более жёсткими требованиями, как то: такой же прыжок, но без разбега; преодоление 15 или даже 20-километровой дистанции с заданной скоростью при одной короткой остановке для отдыха посередине; задержание контратакующего фигуранта, защищённого стандартным, достаточно жёстким снаряжением, хотя бы на расстоянии 15 метров. Особи, выдержавшие подобные испытания, желательные для разведения, должны пользоваться заметным преимуществом в племенном использовании.

Если, паче чаяния, и такие собаки среди нынешних боксёров найдутся, тогда только и будет основание поднимать вопрос о проведении для них настоящего кёрунга.

Пока же, на мой взгляд, ни о каком кёрунге для боксёров и речи быть не может. Разве что об имитации кёрунга, туфте, призванной подменить в разведении данной породы настоящую селекцию, создать видимость серьёзной зоотехнической работы, а, скорее всего, просто выгодной для какой-то группы заводчиков, пытающихся состряпать своим собакам очередные привилегии в разведении. 

Выставочными-то титулами нынче уже никого не смутишь, чемпионов-то вокруг тьма тьмущая. Вот и станут некоторые чемпионы чемпионами с кёрунгом. А шавья среди них всё равно будет как собак нерезаных!

Наличие более двух однотипных биологических пороков также влекло за собой выбраковку всего помёта.

Щенкам и молодым собакам оценка «отлично» не присуждалась.

20-километровый пробег в темпе 12-15 км/час с 10-минутным перерывом в середине дистанции; по окончании пробега, после небольшого перерыва, эксперт смотрел, сохранилось ли у собаки желание работать.

Комментарии (2)
avatar
0
Замечательная статяю.. очень полезные советы!!!
avatar
0
спасибо за советы! много чего полезного узнал!!!
avatar